Строительство и ЖКХ

Детям-сиротам нужно компенсировать траты на наемное жилье

291

Просмотров

02.06.2022

Опубликовано

Строительство и ЖКХ

Категория

Поделиться публикацией

Нужно компенсировать детям-сиротам стоимость​ наемного жилья, пока они не получат от государства положенные им квартиры.​ Внести такую поправку в федеральное законодательство предложила председатель Комиссии Госдумы по обеспечению жилищных прав граждан Галина Хованская. Также, по ее ​мнению, надо запретить людям, получившим в наследство или купившим мизерную долю квартиры, вселяться на свои несколько квадратных метров. Об этом и многом другом депутат рассказала в пресс-центре «Парламентской газеты» 31 мая.

Галина Петровна, Госдума приняла в первом чтении законопроект, который позволяет регистрировать выпускников детских домов, пока не получивших жилье, по адресу ​местных администраций. Что еще надо сделать, чтобы ​защитить их жилищные ​права? Ведь, по​ словам вице-спикера Госдумы Анны Кузнецовой, в очереди стоят 213 тысяч человек, которым уже исполнилось 18 лет.

Масштаб бедствия действительно огромный — целый город людей, которым негде жить. Мгновенно решить проблему нельзя — столько жилья не построишь за год или два, тем более что нельзя создавать анклавы, где будут только дети-сироты. Поэтому я предлагаю применить ту же схему, которую в свое время реализовали для военнослужащих. Когда были проблемы с тем, чтобы обеспечить им крышу над головой, решили компенсировать им​ средства за наем частного жилья. То же самое надо сделать для детей-сирот, пока они не получили квартиры, чтобы они не оказывались в подвалах и на вокзалах.​

Я собираюсь внести такую поправку как раз в законопроект о регистрации детей-сирот, который Госдума приняла в первом чтении. Это важно, ведь если регистрации нет, и работы нет.

В мае прошло первое заседание комиссии по обеспечению жилищных прав граждан, которую вы возглавили. С какими инициативами выступили депутаты?

Комиссия создана на правах комитета, и в нее вошло 26 депутатов из разных фракций. Пандемия и серьезное сокращение семейных доходов выдвинули проблемы, связанные с жильем, на первый план. Как правило, на приемах граждан 80 процентов обращений к депутатам касаются именно этих вопросов.

На первом заседании мы собрали предложения, которые включили в план работы комиссии. Например, не все благополучно с законодательством о переселении из аварийного жилищного фонда. Часто земельные участки вокруг домов, подлежащих сносу, не оформляют и, соответственно, не учитывают при расчете натуральной или денежной компенсации. А земля может быть даже дороже, чем сам полуразвалившийся дом, особенно если речь идет о престижных районах. В итоге человек, у которого была однокомнатная квартира, получив денежную компенсацию, не может купить аналогичное жилье. Ему доступна только комната в коммуналке в отдаленном районе.

Поэтому мы с Павлом Крашенинниковым (председателем Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству. — Прим. ред.) внесли законопроект, принцип которого простой — без постановки участка на кадастровый учет​ переселять людей нельзя. Тогда землю под сносимыми домами будут включать в состав общего имущества ​жителей, и она станет их собственностью.

Изначально на законопроект пришло отрицательное заключение Правительства, но он был доработан, и, я надеюсь, что он все-таки будет принят. Тем более что инициатива стала особенно актуальной, когда по​ закону​ о развитии территорий появилась возможность сносить​ не только аварийные дома, но и здания​ с высокой степенью износа, которые нецелесообразно ремонтировать.

Есть еще одна проблема — мошеннические​ схемы с микродолями. Например, у пожилого человека умерла супруга, и ему осталась в наследство почти вся квартира, кроме малой части, которая отошла каким-нибудь родственникам. И ему предлагают: «Заплати десять тысяч долларов, и три квадратных метра твои. Иначе мы кого-нибудь вселим». То есть получается практически шантаж. Эти метры могут перепродать, вселить кого-то и создать человеку, владеющему девяноста процентами помещения, невыносимые условия. Были случаи, когда собственники таких микродолей ломали двери и даже меняли замки.

И что, запретить продавать микродоли?

Нет, пожалуйста, пусть продают. Но никого ​не вселяют. Мы внесли такую инициативу, и она прошла первое чтение. Логика в том, что нельзя вселяться на жилплощадь, которая меньше нормы, которую определяют, когда ставят на учет людей, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Законопроект приняли еще в прошлом созыве, но его прохождение тормозит Минюст, аргументируя тем, что нужно защитить право собственности. Но на него никто и не покушается. Мы считаем, что такой собственностью можно владеть и продавать, но жить в ней нельзя. На трех метрах невозможно даже поставить мебель, не говоря уже о том, чтобы пользоваться общими помещениями, например кухней, так как доля общего имущества, пропорциональная микродоле, ничтожно мала. Поэтому я надеюсь, что позиция Минюста изменится, и удастся принять закон.

Еще одна инициатива, которую я уже внесла вместе с Сергеем Мироновым (руководителем фракции «Справедливая Россия — За правду». — Прим. ред.) и коллегами из Совета Федерации, — дать военнослужащим, полицейским, которые при исполнении служебных обязанностей получили ранения, приведшие к тяжелым заболеваниям, право на внеочередное предоставление жилья и дополнительную жилплощадь. Недопустимо, чтобы человек, который получил в спину пулю и оказался в инвалидной коляске, жил в десятиметровой комнате в коммуналке в доме, где может даже не быть пандуса. Сейчас на дополнительную жилплощадь имеют право, например, военнослужащие в звании полковника и выше. Нужно распространить такую льготу на тяжелобольных. Меня поддержали председатели комитетов по безопасности и по обороне, а на встрече нашей фракции с Михаилом Мишустиным я передала документ ему. Насколько мне известно, председатель Правительства разослал законопроект в ведомства для изучения.

В Госдуме решили доработать законопроект о статусе апартаментов. Что, по-вашему, нужно в нем отразить?

Скажу коротко — я сделаю все, чтобы его не приняли. Признание апартаментов жилыми помещениями — это попытка обойти все процедуры согласования, которые требуются при ​строительстве ​многоквартирного жилого дома. Понятно, что, когда противопожарные, экологические, санитарные и другие нормы, обязательные для жилья, можно не выполнять, падает и цена. Но покупатели попадаются на этот крючок. Покупают дешево, а когда приходится платить за нежилое помещение, возникают проблемы: льгот нет, адресных субсидий нет, тарифы на коммунальные услуги предусмотрены ​не для населения, а для собственников нежилых помещений, налоги тоже другие. Или может быть коррупционная схема, когда чиновник, согласовывающий документы, закрывает на многое глаза, понятно, что,​ наверное, не ​из альтруизма.

Поэтому апартаменты имеют право на существование, но это могут быть объекты под офисы, гостиничные номера, а не жилые помещения. Кстати, в Грузии как раз продают помещения в апартаментах как гостиничные номера, в которые можно приехать на отдых с семьей.

В СМИ появилась информация о предложении распространить льготную ипотеку на апартаменты. Вы наверняка против?

Конечно. Государству лучше потратить деньги на строительство социального жилья, чтобы как-то решать проблему очередей, в которых люди стоят по 25—30 лет. Надо развивать и направление строительства наемных домов, квартиры в которых по договору «некоммерческого» найма предоставляют людям с невысоким уровнем дохода.

Три года назад вы инициировали запрет хостелов в многоквартирных домах — их можно делать только на первых этажах, в нежилых помещениях, с отдельным входом. Как закон работает?

Жалобы поступают до сих пор. На вокзале в Санкт-Петербурге все обклеено объявлениями — хостелы, хостелы… За редким исключением, они действительно находятся на первом этаже, оборудованы отдельными входами, а их собственники соблюдают права жильцов. Но все же уже меньше обращений, чем раньше,​ что хостел открыли на пятом этаже десятиэтажного дома, жители страдают от шума, грязи, а людям приходится встречать своих дочерей, так как они опасаются за их безопасность. Многие хостелы закрылись или были ликвидированы по решению суда.

Есть ли какие-то идеи, чтобы расширить права жильцов в управлении многоквартирными домами?

Есть инициатива, которая разрешает товариществам собственников жилья принимать решения не на общем собрании, а на конференции. То есть жители выбирают представителей, которые голосуют от их имени. Например, люди доверяют пенсионерке Марье Петровне, у которой много времени. Она обсуждает все вопросы с соседями, идет на собрание,​ где она и другие представители жильцов принимают решение, скажем, о капитальном ремонте дома. Эта система работала многие годы в домах жилищно-строительных кооперативов. К тому же сейчас собственникам сложно выражать свою волю, так как созывать общие собрания в большом доме — это целая история.

К тому же это​ приводит к различным нарушениям, в том числе подделке протоколов ​собрания управляющими организациями. Правда, с этим теперь можно бороться — я предложила в Жилищный кодекс РФ норму, по которой протоколы стали считаться официальными документами, а не просто внутренними бумагами, и за их подделку предусмотрено уголовное наказание. Уже есть прецедент возбуждения таких уголовных дел.

А что удалось сделать, чтобы поддержать людей в плане оплаты ЖКХ?

Считаю, что здесь очень важна адресная помощь государства. Предложенная мною поправка в Конституцию как раз ее гарантирует. Когда я работала в Московской городской Думе, мы приняли​ закон об адресной помощи в столице, хотя нам кричали, что лучше бы раздали деньги всем жителям. А что бы мы делали без такой системы, когда в Москве ввели самый большой по стране взнос на капитальный ремонт? Люди не вышли на улицы только потому, что удалось включить взнос при расчете адресной субсидии.

Потом мы приняли норму, которая избавила от части взносов пожилых людей, которые живут одни или с супругами-пенсионерами. Мы долго добивались, чтобы субъекты Федерации приняли у себя такие законы. Последним его ​ввел Татарстан, и теперь компенсации получают пенсионеры по всей стране.​Тем, кто старше 80 лет, компенсируют всю сумму взносов, а старше 70 лет — 50 процентов.

А началось все с того, что ко мне на прием пришли пожилые супруги. Ей 80 лет, ему 83. И она сказала: «Мы же с Коленькой не доживем. Наш дом поставили в очередь на капремонт через 30 лет, почему мы должны платить? Помогите нам разобраться с такой несправедливостью». Меня это очень тронуло. Считаю, что, если депутата такое не пронимает, ему надо уходить, потому что он уже не представляет интересы своих избирателей. И мы стараемся добиваться, чтобы вопросы, с которыми приходят к нам граждане, не оставались без внимания и, главное — без практического разрешения.


Источник: ПНП

Ещё новости

Читать все новости

 

Ели Вы хотите направить обращение к депутату как частное лицо или представитель компании, не связанной со СМИ, воспользуйтесь, пожалуйста, специальной формой, размещенной на сайте.